Золотой негодяй. Сборник повестей и рассказов Г. Хрущова-Сокольникова

0

Золотой негодяй - сборник рассказов и повестей популярного русского писателя Гавриила Хрущова-Сокольникова. В сборник включены повесть "Кто убийца? Из уголовной хроники" и рассказы "Атаман Рубцов", "Золотой негодяй". Все произведения впервые опубликованы в книжном формате, раньше они выходили только в периодических изданиях

Доступно для предзаказа

Содержание

Кто убийца? Из уголовной хроники

Атаман Рубцов

Золотой негодяй

Фрагмент повести «Кто убийца»

Смерть.
В ночь на 20 ноября 188… года четыре телеграммы были поданы, почти одновременно на санкт-петербургскую главную станцию.

Первая:
Калуга, Дворянская улица, графине Лубич, свой дом.
Григорий Львович сегодня скоропостижно скончался, приезжайте.
Львов.

Вторая:
Москва, Арбат, дом Арбузова, Осининой.
Мамаша, приезжай немедленно, дядя Григорий Львович скончался от удара, все потеряли голову.
Вера.

Третья:
Лондон, Софо-сквер, 43,7. Вершинину.
Дядя скончался.
Ленц.

И четвертая:
Знаменская, 7. Коробову.
Завтра в 7 прошу явиться ко мне по делам службы.
Путилин.

Тот, о смерти которого телеграф нес в эту минуту вести во все стороны, мирно покоился теперь, одетый в генеральский мундир гражданского ведомства, на сдвинутом обеденном столе, покрытом белой скатертью, в роскошно меблированном зале, своей барской квартиры, на Сергиевской. Нанятый чтец, при свете трех восковых свечей усердно читал псалтирь. В воздухе носились еще белесоватые клубы дыма от ладана. Первая панафида только что кончилась, гости разъехались, а домашние разбрелись по комнатам.
Потемневшее, и вместе с тем обтянувшееся лицо покойника имело какое-то странное, даже страшное выражение. Левый глаз умершего никак не хотел закрыться и несмотря на все старания старой ключницы Ольги Демьяновны, клавшей на него медный пятак, словно стеклянный смотрел из-под полуопущенных век и придавал всему лицу, искаженному предсмертными страданиями какой-то дикий, нечеловеческий, фантастический вид.
Суставы пальцев были сведены словно судорогой, ногти почти черного цвета, признак, по которому частный доктор и пристав, явившиеся для констатирования смерти, нашли необходимым, донести по начальству, о возможности предположить в этом случае, если не убийство, то самоубийство.
В виду крупного поста, занимаемого покойником, Григорием Львовичем Вершининым, а главное, как показал потом на дознании доктор, снисходя к убедительным просьбам племянницы покойного, Веры Павловны Осининой, единственной родственницы, находившейся в тот вечер близь покойника, он не решился тотчас же делать вскрытия, пока негласным дознанием не будут собраны какие-либо данные, подтверждающие предположение.
В протоколе частного пристава значилось: «что 20 ноября сего года, утром, действительный статский советник Григорий Львович Вершинин встал вполне здоровый». Затем, около двенадцати часов к нему приехал нотариус Дьяконов, по делу, с какими-то тремя никому неизвестными господами, они довольно долго сидели в кабинете и что-то писали, но что именно — никто из домашних не знал. Выйдя из комнаты, после отъезда нотариуса и незнакомых господ, Григорий Львович был особенно весел, подозвал к себе племянницу, гостящую у него уже больше полугода, Веру Павловну и сказал следующую фразу:
— Ну, Верочка, слава Богу, теперь все кончено… Я могу умереть спокойно!

Отзывы

Отзывов пока нет.

Добавить отзыв