Проклятое наследство

1

Бракованный тираж. Без дефектов в тексте, был отпечатан не финальный вариант макета.

Двое друзей случайно становятся свидетелями убийства. Один из них решает повторить приключение Шерлока Холмса и самостоятельно взяться за расследование, но сталкивается с настоящей головоломкой. А заодно становится свидетелем нескольких безуспешных попыток полицейских следователей найти настоящего преступника.

Интригующий детектив от Андрея Зарина. Первая книжная публикация.

Содержание
  1. Проклятое наследство. Содержание
  2. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КТО УБИЛ?
  3. I. В подзорную трубу
  4. II. На поиски
  5. III. Первые следы
  6. IV. Около
  7. V. Тяжелые улики
  8. VI. Преступник найден
  9. VII. Конец первого дня
  10. VIII. Тревожная ночь
  11. IX. Поездка
  12. X. Еще улики
  13. XI. Похороны
  14. XII. Неожиданный свидетель
  15. XIII. Новый след
  16. XIV. Тайна графини
  17. XV. Открытия и выводы
  18. XVI. Сплетни
  19. XVII. Несомненные убийцы
  20. XVIII. У графини
  21. XIX. За чайным столом
  22. XX. Проклятое наследство
  23. XXI. У современного мага
  24. XXII. Новое лицо
  25. XXIII. Встречи
  26. XXIV. Визит
  27. XXV. Союз
  28. XXVI. Тяжелые подозрения
  29. XXVII. Затишье
  30. XXVIII. Новые следы
  31. XXIX. Шаг вперед
  32. XXX. Скользкий
  33. XXXI. В тупике
  34. XXXII. На свободу
  35. XXXIII. Счастливые
  36. XXXIV. В Петрограде
  37. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НОВЫЕ ЛИЦА
  38. I. Племянник
  39. II. Еще свидетель
  40. III. Братец
  41. IV. Все же тайна
  42. V. Старый юрист
  43. VI. Согласная пара
  44. VII. Наследник миллионов
  45. VIII. Приятное знакомство
  46. IX. Проблеск
  47. X. Коса на камень
  48. XI. Раскрытая тайна
  49. XII. Неожиданное знакомство
  50. XIII. Ловля на живца
  51. XIV. Счастливые люди
  52. XV. Он ли убийца?
  53. XVI. Отуманенный
  54. XVII. Первые петли
  55. XVIII. Арест
  56. XIX. Затуманенная правда
  57. XX. Посрамленный Колотушкин
  58. XXI. Званый обед
  59. XXII. Без событий
  60. XXIII. Новые лица
  61. XXIV. План
  62. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. БЕСПОЩАДНАЯ БОРЬБА
  63. I. Тверской мещанин
  64. II. Секретарша
  65. III. Любовь и дело
  66. IV. Старая любовь
  67. V. Тайное слово
  68. VI. За один поцелуй
  69. VII. В тревоге за брата
  70. VIII. Простая душа
  71. IX. Один из многих
  72. X. Катастрофа
  73. XI. Тень прошлого
  74. XII. Пробный шар
  75. XIII. Начало
  76. XIV. День событий
  77. XV. Знакомство
  78. XVI. Неожиданный свидетель
  79. XVII. Сбитые с толку
  80. XVIII. Настоящий Багрянский
  81. XIX. Смертельная тревога
  82. XX. Скрытое преступление
  83. XXI. Тревожные вести
  84. XXII. В тот же день
  85. XXIII. Странное посещение
  86. XXIV. Открытие
  87. XXV. Испытанье
  88. XXVI. Перед борьбой
  89. XXVII. Приготовления
  90. XXVIII. В ловушке
  91. XXIX. В ту же ночь
  92. XXX. Люди-звери
  93. XXXI. Наследник
  94. XXXII. Тяжелые дни
  95. XXXIII. Последняя

Проклятое наследство. Содержание

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КТО УБИЛ?

I. В подзорную трубу

В усадьбе «Отрадное» большой помещичий дом был построен в стиле замка с двумя круглыми башнями по углам переднего фасада. В одной из них на самом верху помещалась уютная комната с тремя широкими окнами на три стороны света, из которых открывался чудный вид на окружности.

II. На поиски

Степанов взволнованно опустился в кресло и уставился на своего друга. Лица обоих были бледны, в глазах отражался страх и возмущение.

III. Первые следы

— Что такое Сивачев? — заговорил Карташев, едва они выехали из ворот. — Я не могу утверждать, что все, что я знаю достоверно. Передам тебе только сплетни и слухи о нем, а что касается меня лично, то скажу, что он мне был очень несимпатичен. Появился он у нас в Луге лет пять, купив небольшую усадьбу под самой Лугой на берегу реки. Отделал он её с необыкновенной роскошью и в первое же лето приехал сюда на дачу вместе с молодой женой. Жена — красавица. Самому графу лет шестьдесят, а ей много, если двадцать три. Он правда бодрый, крепкий и, пожалуй, красивый старик, только лицо у него слишком хищное и злое. Прислуга отзывается о нем скверно: он скуп и груб. Чуть не дерется. Жену ревнует ко всем и у нас в городе ходят разные сплетни по поводу семейной его жизни. Говорят, что он её купил, воспользовавшись её тяжелым положением. Одни говорят, что она помогла покрыть отцу этими деньгами какую-то растрату, другие говорят, что у неё несчастный брат, а действительности никто не знает. Держится она с необыкновенным достоинством, гордо и замкнуто, на диво красива, несомненно, вышла за него не по любви, и он недостоин развязать шнуровку на её туфле.

IV. Около

Степанов с Карташевым сели. Недалеко от следователя сидел его письмоводитель тонкий, бледный, белобрысый молодой человек с повязанной щекой, которую раздуло у него от флюса. Он полупрезрительно взглядывал на следователя и окидывал всех таким взглядом, точно ему одному была известна тайна преступления.

V. Тяжелые улики

— Часто он у вас бывал?
— Можно сказать, — как откроют цирк, так и они. Уйдут на время обеда, а там снова, и сидят до закрытия. Анюте завсегда цветы и конфеты. Только она потом их назад возвращала? — известно, необразованная.

VI. Преступник найден

Лицо Кротова вспыхнуло и глаза сверкнули.

VII. Конец первого дня

За обедом они поели и выпили и, когда Петр подал кофе, Степанов сказал, широко зевая:
— А в сущности, мой друг, мы не спали с тобой приблизительно часов тридцать шесть… и я не прочь задать выхрапку.

VIII. Тревожная ночь

Карташев сидел смущенный. Сердце его охватило жалостью при виде горя Анюты и он в душе дал слово найти убийцу.

IX. Поездка

Степанов проснулся от громкого голоса Карташева, распоряжавшегося в столовой.

X. Еще улики

Карташев со Степановым шли по платформе, чтобы сесть в вагон, когда услышали оклик:
— Виктор Павлович!.. Полковник!..

XI. Похороны

Маленький городок волновался, как муравейник. Все жители и дачники толпами стремились к даче убитого графа Сивачева. Даже опустела базарная площадь, и на ней мрачном одиночестве стоял фургон Воробьева. Сонька с собакой убежали в город. Анюта то бранясь, то плача, лежала на узкой койке, и Воробьев, уныло опустив голову, одиноко сидел на подножке своего фургона. Сегодня должны были хоронить убитого графа. Дорога к его даче была густо посыпана ельником. У ворот стояли роскошные дроги с белым катафалком, под белым балдахином, с горящими факелами по четырем углам, запряженные шестью конями в белых попонах с белыми султанами на головах. Похоронное бюро из Петрограда прислало все для похорон графа по первому разряду.

XII. Неожиданный свидетель

Хворостинин снимал хорошенький домик-особняк в пять комнат с террасой и садом. В этом домике большую комнату, рядом со своим кабинетом Хворостинин отвел под камеру судебного следователя. Здесь стояли два стола: один для него — другой для секретаря Племяшина, шкафы наполненные делами в синих обложках, копировальный пресс на высоком табурете, и пишущая машина. Небольшой стол в углу и несколько венских стульев дополняли убранство комнаты. Двери из нее вели в сени, где постоянно пребывал сторож Ефрем, ухитряющийся напиваться через день, несмотря на полное запрещение продажи вина и водки.

XIII. Новый след

Хворостинин, несколько мгновений сидел в молчании, отупело смотря перед собой, а Племяшин вскочил из-за стола и воскликнул.

XIV. Тайна графини

Хворостинин от волнения плохо ел и совсем не мог заснуть, что делал обыкновенно после обеда. Он лег на диван, но беспокойно ворочался, выкурил с десяток папирос и, наконец, встал, совершенно расстроенный и вошел в камеру.

XV. Открытия и выводы

— Я понимаю, что можно увлечься сыскным делом. Надо иметь ум, и фантазию. Словно головоломная задача, — проговорил Каршатев, откидываясь на спинку кресла и закуривая папиросу.

XVI. Сплетни

Разве может сохраниться какая-нибудь тайна в уездном городе, где каждый знает, что варится в горшке у его соседа? Слухи и сплетни доползли с разных сторон. За железнодорожным мостом жена мещанина Недоноскова по секрету сообщила своей соседке, что муж ее дал показания у следователя против графини. Соседка тотчас пошла к своим соседкам, которые в свою очередь передали изумительную весть отставному исправнику Свистунову, занимающему фотографией и сплетнями. Свистунов пошел в Гостиный двор в лавку Сендереева и, сидя в ней, рассказывал всем желающим слушать, как следователь допросил графиню, обличил ее в преступлении, и как она упала в обморок. Слушатели ахнули, вскрикнули, качали головой и восемь из десяти восклицали:
— Я это тотчас подумал, как узнал об убийстве!

XVII. Несомненные убийцы

Антон Калистратович приосанился, крякнул расправил свои усы, расставил ноги, поставил между ними шашку, оперся на нее руками и начал свой рассказ:
— Делал, видите ли, я объезд своему стану… на беговых дрожках. К вечеру ехал в город мимо этих самых Теплых Ключей, а там пастушонок Епишка, тот самый, который открыл труп графа…

XVIII. У графини

Был уже второй час, когда Степанов и Карташов вышли от следователя.

XIX. За чайным столом

Коваль-Угрюмовы среди своих знакомых считались самыми прекрасными людьми и хлебосольными хозяевами. Их было только двое: муж и жена, Семен Семенович, статский генерал, — лысый, с седыми баками и добродушным толстым носом, — любил только винт, жену и собаку. Когда-то он был не дурак кутнуть, но нежданный Кондратий навестил его в один отвратительный день, после чего Семен Семенович, пролежав месяц, закаялся пить, стал моргать левым глазом и слегка волочить левую ногу.

XX. Проклятое наследство

Гости перешли в столовую и сели за ужин.

XXI. У современного мага

Тверезов был дома и принял Карташева очень радушно.

XXII. Новое лицо

Был третий час пополудни. Хворостинин окончил очередные дела, сбросил с носа пенсне, взволнованно схватился за голову и воскликнул:
— Тут черт голову сломает!..

XXIII. Встречи

Карташев возвращался домой, в Лугу. Он сидел один на пружинном диване первого класса, смотрел в окошко, за которым сеял мелкий осенний дождик и старался привести в порядок смутные мысли, найти какую-то неуловимую связь.

XXIV. Визит

Графиня, взволнованная, вернулась домой и позвала Пашу. Она говорила с ней, пугливо озираясь, шепотом и, когда Паша ушла, она в изнеможении опустилась на низенький диван и заломила руки.

XXV. Союз

На столе лежал измятый конверт, испачканный засохшим гипсом, с надписанным петроградским адресом на имя Карташева. Он смотрел на этот конверт с лишим смущением, а Колотушкин спокойно пил остывший чай.

XXVI. Тяжелые подозрения

Карташев проснулся только к одиннадцати часам и когда спросил про гостя, то Петр объяснил, что гость скрылся.

XXVII. Затишье

Время шло. Карташеву тяжело было не только навестить графиню, но даже думать о ней, и он старался отогнать от себя неотвязные мысли, которые внушали ему и страх, и отвращение. Если допустить эти мысли, тогда нет ничего, чему можно было бы верить. С представлением её навязалась мысль об измене, предательстве, гнусном убийстве, а между тем, как объяснить её необычайное волнение при его словах, поездку Паши, упорное нежелание открыть имя её знакомого и наконец, этот страх, который он переживает. И вдруг… при этой мысли он содрогался. Представлялась ему скамья подсудимых и на ней тот неизвестный — и она! Какой ужас, какой позор… Она, которая казалась — не ему одному, а каждому, чем-то возвышенным. Он с тяжелым чувством старался избегать даже возможности увидеть графиню. Однажды он получил, от неё письмо: она звала его, но он не поехал. В это время он съездил верхом в деревню Расиотку и увидел крестьянина Карпа. Это был невысокого роста мужичонка с совершенно голой головой, на которой торчала шишка, сизым носом и встрепанной бородой. Он говорил, беспрерывно шмыгая носом и подтягивая штаны.

XXVIII. Новые следы

Еще до начала присутствия начальник сыскной полиции принял Колотушкина и внимательно слушал его в своем кабинете.

XXIX. Шаг вперед

Едва Карташев вошел в комнаты, как Мендель бросился к нему, встряхнул его руку и быстро заговорил, надевая на нос пенсне, которое свалилось от его порывистого скачка.

XXX. Скользкий

Среди жуиров веселящегося Петрограда, среди дельцов и техников, наконец, среди всяческих подрядчиков, мастеров и поставщиков не было человека, который не знал бы Игнатия Викторовича Вертелова. Одни знали его, как щедрого и богатого заказчика, другие слушали не раз его интересные доклады и смелые поощрения в техническим обществе, он разработал проект осушки наших болот, соединения искусственными каналами всех наших речных систем, изобрел особый тип подъездных путей с моментальной почти прокладкой рельс и десятки иных более мелких проектов.

XXXI. В тупике

Карташев с нетерпением ждал Колотушкина. Сыщик приехал к нему прямо с допроса и Карташев тотчас повез его в ресторан, взял отдельный кабинет и стал жадно расспрашивать его.

XXXII. На свободу

Карташев проснулся рано утром и радостный быстро встал с постели.

XXXIII. Счастливые

Карташев пообедал на вокзале, потом проводил уезжающую графинюшку и поехал к себе домой.

XXXIV. В Петрограде

Он ехал в Петроград опять вместе с Хворостининым. Следователь, видимо, был расстроен, хотя старался казаться беспечным.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НОВЫЕ ЛИЦА

I. Племянник

Огромный дом графа Сивачева, с тремя подъездами, стоял на Надеждинской улице. Несмотря на скупость, покойный граф занимал в бельэтаже одну из лучших квартир, в девять комнат, убранных дорогими коврами и портьерами, заставленных дорогой стильной мебелью, со стенами, украшенными ценными картинами.

II. Еще свидетель

Он неуклюже сошел вниз и, к изумлению швейцара, обратился к нему:
— А ты кем здесь будешь?

III. Братец

— Когда это они меня спросили, где я всю ночь был, так я им не сказал, где я ходил, а ежели, по правде, так я все время около усадьбы графа ходил.

IV. Все же тайна

Стоящая на пороге соседней комнаты женщина с папиросой визгливо засмеялась и крикнула:
— Ишь ты, мамзель-стрекозел, тараканьи ножки!..

V. Старый юрист

Курбатов был свободен и находился наверху в помещении совета присяжных. Он сидел у стола и, пересматривая дело, пил чай. Большая голова, украшенная гривой седых волос и большой седой бородой, была благородна и красива. Карташев невольно залюбовался им. Курбатов поднял голову и широко улыбнулся, отодвигая дело.

VI. Согласная пара

У Вертелова собрались обычные четверговые гости.

VII. Наследник миллионов

И на Невском проспекте могут быть скверные меблированные комнаты. К числу таких можно для примера указать на меблированные комнаты Свистунова. Сам Свистунов, прослужив околоточным надзирателем двадцать лет и скопив себе кой-какую деньгу, приобрел меблированные комнаты у вдовы Трясогузкиной. Они снимали две больших квартиры на одной площадке, каждая по восемь комнат, соединенные в одну. Свистунов обновил меблировку, переклеил заново обои, покрасил кое-где двери и рамы и комнаты приняли на время даже франтоватый вид. Сам Свистунов в ту пору был еще лихим мужчиной и ухаживал за всеми горничными, которые служили в коридорах. Но время шло. Свистунов опустился, в комнатах запылились и закоптели драпировки, обои полиняли и потускнели, а мебель, обивка которой кое-где порвалась, ножки которой кое-где были поломаны, походила на остатки турецкой армии после разгрома. Немало рассказов могли бы рассказать старые диваны и кресла о любви, о ревности, о жарких объятиях, о страшных преступлениях и тягостных самоубийствах. За пятнадцать лет существования, чего-чего они не перевидали! Сидел на них и толстый еврей, поджидающий беспутного сына богатых родителей с поддельным векселем, и девушка, приехавшая искать счастья в столичном омуте, и мечтательный юноша, и влюбленная пара, и проигравшийся игрок, готовый пустить себе пулю в лоб. Все жизненные комедии и драмы перевидали продавленные диваны, потускневшие зеркала и ширмы, отделяющие кровать от остальной части комнаты.

VIII. Приятное знакомство

Мендель не был бы Менделем, если бы упустил случай познакомиться с миллионером, наследником графа Сивачева. Накануне Мендель проигрался в клубе, и не нашел ни одного человека, у которого мог бы занять денег, пешком под утро вернулся домой и проснулся в отвратительном настроении духа в час дня. Он поднялся с постели, накинул на себя летнее пальто, вместо халата, и позвонил. В комнату вошла бойкая Нюша и принесла булку, газету и два чайника со стаканом на подносе, на котором были нарисованы красные яблони и птица. Мендель сел в угол старого дивана, завернулся в пальто сказал:
— Завари чай, Нюша… Ну, расскажи какие у нас новости?

IX. Проблеск

Викентий Карпович Выжлятов, следователь по особо важным делам, считался в министерстве один из самых опытных криминалистов. Ему поручали самые сложные дела, и он очень быстро и ловко их распутывал. Прослужив двадцать лет в должности следователя, сперва в провинции, потом в Петрограде, Выжлятов выработал особую систему допросов, при которой редкий преступник не сбивался с толку, не запутывался, не попадался в ловушку. Обычно он очень быстро добивался у преступника признания и теперь, когда прокурор поручил ему вести дело об убийстве графа Сивачева, все были уверены, что открытие преступников уже обеспечено.

X. Коса на камень

— Ну, вот и опять я к вашим услугам, — произнес Вертелов, входя в камеру небрежной походкой.

XI. Раскрытая тайна

Когда графиня Сивачева была просто Лизкой Холиной, дочерью счетовода, она жила счастливой, трудовой жизнью: она давала уроки языков и музыки и дома занималась хозяйством, у нее были подруги, у нее были личные интересы, она запросто ходила в театры и весело танцевала в кружке незатейливой молодежи. Когда же она обратилась в графиню Сивачеву, то сразу словно очутилась в пустыне. Друзья и подруги Холиной уже не могли оставаться с графиней Сивачевой в тех же отношениях. Сам Сивачев, сухой, ревнивый, занятый своими спекуляциями, был совершенно чужд общества и когда, в первый год их женитьбы, он устраивал вечера, то графиня не встретила никого, кого бы могла оценить. Из высшего круга у графа не было знакомых: собрались какие-то дельцы, инженеры, прожектеры, аферисты, банковские дельцы со своими женами, осыпанными драгоценными камнями, грубыми, вульгарными, не имеющими ничего общего с графиней. И она вся ушла в себя, тоскуя о прошлом, трепеща настоящим и смутно грезя о далеком будущем.

XII. Неожиданное знакомство

В этот вечер Карташев сидел в клубе за столом, вместе с Тверцовым и говорил ему:
— В вашей жизни все фатально… Происходит какое-нибудь событие, совершенно не касающееся вас, но вдруг судьба, словно играя, зацепила вас, колесо повернулось, вас потащило, завертело, и вы попали в круговорот совершенно неожиданных событий, столкновений, новых знакомств, и вся жизнь ваша перевернулась.

XIII. Ловля на живца

Есть такие благословенные учреждения, которые были созданы и существовали многие десятки лет исключительно для пьянства и разврата. Веселящийся Петроград, представители которого привыкли проводить в них большую часть своей праздной жизни, не в силах расстаться с ними ни при каких условиях и, если бы все эти увеселительные заведения, кабаки и рестораны, заигрывались бы не в одиннадцать часов, как теперь, а в шесть, все равно они и тогда были бы переполнены. Если бы для их веселой торговли были бы назначены только ранние утренние часы — все равно они были бы полны и также гремела бы в них музыка, также на сцене кувыркались бы оголенные женщины, распевая сольные песни, так же оживленно шла бы торговля любовью на время.

XIV. Счастливые люди

В Петрограде и слякоть, и грязь, и хмурое небо, а в Луге — ясное, голубое небо, легкий мороз, и все вокруг покрыто белоснежной пеленой искрящегося снега.

XV. Он ли убийца?

Корней видимо обрадовался приходу Карташева. Он торопливо бросился помогать ему раздеться и сказал полушепотом:
— Слава Богу, Виктор Павлович, что приехали. Мы вас уж ждали, ждали… Беда у нас, графиня-то совсем не в себе.

XVI. Отуманенный

Почтенный управляющий пил с утра. Его маленький нос среди гущи жестких волос светился, как шляпка раскаленного гвоздя, маленькие свиные глазки вспыхивали задорным блеском.

XVII. Первые петли

Павлик тревожно встал и пересел в кресло. Марго оправила капот и стала прислушиваться к шуму в передней.

XVIII. Арест

Карташев выспался после обеда и лежал на диване в темном кабинете. Он собирался выпить чаю, вызвать автомобиль и ехать, чтобы увезти Холина в Финляндию. Для него не было сомнения в невиновности этого человека. Вероятно, беспутный парень, но, по-видимому, еще не потерял врожденной порядочности, если может так ясно сознавать свое падение. Карташеву казалось, что этого человека можно исправить и поставить на честный, прямой путь, только дать возможность ему прийти в себя.

XIX. Затуманенная правда

Выжлятов к десяти часам утра уже ехал в свою камеру. Он расчесал баки, поправил на носу пенсне и сел к столу, тотчас раскрыв дело об убийстве графа Сивачева. Через полчаса он позвонил. В камеру вошел курьер.

XX. Посрамленный Колотушкин

Марго лежала на своем любимом диване в гостиной, кутаясь в шаль и поминутно поправляя короткий подол своего платья, отчего каждый раз обнажалась её нога, обутая в ажурный чулок и спадающую с ноги туфлю. Взоры всех тотчас устремлялись на эту ногу, лица вспыхивали, а Марго беспечно смеялась.

XXI. Званый обед

Мендель совсем сбился с ног.

XXII. Без событий

И катилась жизнь. Батрянский освоился со своим положением, тратил деньги и не отходил от Марго, Кожин пил без просыпу. Мендель неотлучно находился при счастливом наследнике, стараясь угодить и ему, и Марго. Багрянский почти с утра ехал к ней, завтракал, катался с ней, делал подарки и совсем потерял разум, когда Марго, словно нечаянно касалась его руки или ноги.

XXIII. Новые лица

Верстах в пяти от Рязани находилась простенькая усадьба доктора Александра Михайловича Тешкина. Каждый в городе мещанин и барин, как он все окрестные крестьяне знали этого чудака доктора: он поселился в своей маленькой усадьбе лет сорок тому назад и, избегая всяких знакомств, погрузился в научные работы. Прошло много лет, имя его стало известно в медицинском мире, когда он увлекся ботаникой, потом энтомологией и, наконец, всей душой отдался пчеловодству.

XXIV. План

Доктор налил себе и молодому человеку чай, придвинул к себе вазу с вареньем, стал пить чай и говорить:
— Мой план таков. Вы едете в Петроград и там понемногу узнаете все об этом господине. Может быть, мы и ошибаемся, может быть, один вас хлопнул, а наследником кто-нибудь другой. Итак, вы разузнаете все о нем, но осторожненько, потому что если этот господин тот же самый, то ему не следует показываться на глаза. Понимаете?

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. БЕСПОЩАДНАЯ БОРЬБА

I. Тверской мещанин

Оля Чумакова, девушка лет двадцати трех, со строгими красивыми чертами лица, с вдумчивым взглядом, проснулась рано утром, убрала постель, умылась, причесалась, оделась и звонким голосом крикнула, приоткрыв в коридор дверь:
— Хозяюшка, самовар!

II. Секретарша

Огромный Багрянский, с хищным костистым лицом, в дорогом бархатном полухалате лежал на громадном диване, поджав под себя одну ногу.

III. Любовь и дело

Вертелов напился у себя в кабинет чаю, оделся и, собираясь уезжать в мастерскую, прошел в спальную, где Марго, только что проснувшись, пила в постели кофе. Он поцеловал её в лоб и сказал:
— Ну, Марго, я уезжаю. Раньше как к обеду не вернусь.

IV. Старая любовь

Со дня ареста Холина и ввода во владение имуществом Багрянского Карташев не видел графиню Сивачеву.

V. Тайное слово

В этот день Карташев не мог вставать дома. Он не имел права ревновать, не был завистлив, но сердце его ныло и болело, словно в нем засела острая заноза.

VI. За один поцелуй

Секретарша ушла, отказавшись от завтрака, Багрянский проводил её до передней и вернулся назад.

VII. В тревоге за брата

Карташев сидел в мягком спокойном кресле в гостиной Сивачевой, а Елизавета Николаевна нервными шагами ходила по комнате и говорила:
— Вы не сердитесь на меня, Виктор Павлович, что я вызвала вас к себе. Я сейчас нахожусь в таком волнении! Сейчас на свидание с Алексеем Виталий поехал в дом предварительного заключения. Следователь был такой добрый, что позволил ему повидаться с ним наедине. Виталий говорит, что добьется от него признания. От этого зависит его спасение, не будет же он таким глупым! И вот я… — она опустилась в кресло и сказала в волнении, — я боюсь. Мне кажется, что вот-вот вернется Виталий и скажет: «это сделал Алексей». При этой мысли у меня отнимаются руки, ноги, заматывает дыхание: это такой ужас, вы подумайте — вдруг он… И боялась оставаться одна. Поэтому и попросила вас. Вы не сердитесь?..

VIII. Простая душа

Чумакова вернулась домой, переоделась и сказала Анфисе Петровне:
— Хозяюшка, пожалуйста, позовите мне Калистрата Капитоновича.

IX. Один из многих

Первая любовь! Она, как весеннее солнце, которое ломает толстый лед, вскрывает тихую реку и обращает её в бурный поток. Она, как ураган, который рвет крыши, разметывает дома и с корнем вырывает столетние дубы. Это стихия, и горе тому юноше, который отдаст свою первую любовь негодной женщине.

X. Катастрофа

— И черт с ним! — повторил Вертелов. — Избавил нас от неприятной обязанности объясняться. Вот, — закричал он радостно, — нашел! — и с этим возгласом он просунул руку в глубину бюро, что-то нажал, раздался легкий треск, и словно отскочила стенка, открывая секретный ящик.

Багрянский мчался домой, как сумасшедший. Какой-то сумасшедший страх напал на него, кроме выстрелов, при виде убитого Павлика. Он весь трепетал при мысли, что явятся полиция и его станут допрашивать как свидетеля… Может случиться… — и Багрянский сразу покрывался холодным потом.

XII. Пробный шар

Карташев сел за стол и заказал ужин.
Багрянский потребовал сифон содовой воды и жадно выпил стакан. Лицо его было взволновано, лоб пересекли морщины, губы были плотно сжаты и от стиснутых зубов на скулах выступали желваки. Он тяжело сопел.

XIII. Начало

— Не хотите ли чаю? — спросил он.
— Нет, благодарю вас. Я сяду за работу.

XIV. День событий

Этот день был для Карташева полон событиями.

XV. Знакомство

Карташев вошел в гостиную. Навстречу ему поднялась высокая, стройная молодая девушка, со строгими чертами лица и, взглянув на него, залилась румянцем. Он остановил на ней вопросительный улыбающийся взгляд, и протянул ей руку.

XVI. Неожиданный свидетель

Выжлятов сидел в своей камере и занимался очередными делами. Допросил мелкого вора, обокравшего городок, и арестовал его: еврейку сменил развязный господин, с благородным возмущеньем объяснивший, что в подлогах и растрате его обвиняют только из ревнивой мести. Старая баба хочет, чтобы он на ней женился, но он не дурак.

XVII. Сбитые с толку

Они сидели тесно прижавшись друг к другу и держась за руки. Лицо Сивачевой сияло радостной улыбкой. Кирпичева застенчиво улыбалась.

XVIII. Настоящий Багрянский

Ликовала душа Карташева и все кругом радовало его и вызывало его веселый смех. Он сам удивлялся своему настроению и не мог, а вернее не хотел объяснить его, пусть весело, пусть радостно, пусть жизнь его словно озарилась счастьем и показалась полезной! Ему хотелось петь, шутить со своим Петром, видеть людей, двигаться и волноваться, но вместо этого он только ходил по своему огромному кабинету, курил, садился в кресло и о чем-то мечтательно задумывался.

XIX. Смертельная тревога

Все сразу изменилось в жизни Багрянского и Кожина. Словно туча повисла над ними. Багрянский на время забыл о Марго и мрачные призраки былых преступлении окружили его, наполняя его душу страхом, и он боялся оставаться один.

XX. Скрытое преступление

Алексей Мышкин пьянствовал и день и ночь, на другой день спал до пяти часов и только к шести часам вечера выехал на своем автомобиле и стал на свое обычное место у Казанского собора. Голова его трещала, и дремота одолевала его.

XXI. Тревожные вести

У каждого богатого человека есть свои подневольные обязанности. С той поры, когда у человека являются заботы об его капиталах, он уже поневоле делается не хозяином, а рабом своих денег. Карташев все утро проверял отчет управляющего имением и просматривал его предположения на приближающиеся летние работы, а потом разговаривал со старшим дворником, который принес от жильцов квартирную плату.

XXII. В тот же день

Мендель ушел. Карташев успел успокоить Чумакову, велел заложить коляску и упросил её доехать до дому в его экипаже. Взволнованный он вернулся в кабинет.

XXIII. Странное посещение

Карташев опять говорил с дворником, когда вошел Петр и доложил:
— Господин какой-то пришли, вас спрашивать.

XXIV. Открытие

Карташев сел в кресло, внимательно следя за всеми действиями Тверезова. Он сделал несколько снимков и скрылся в маленькой темной комнате, где занимался проявлением.

XXV. Испытанье

Карташев был спортсменом. У него в усадьбе стояли два чучела медведей, одного из которых он застрелил, а другого взял на рогатину. Страха он не знал и опасность, наоборот, увеличивала его энергию.

XXVI. Перед борьбой

Никогда Карташев не ожидал такого успеха от своего смелого опыта. Даже Менделю стало ясно, что этот лже-Багрянский — убийца графа Сивачева и, хотя Карташев до сих пор не мог сказать, что видел этого человека через трубу в роковое утро, сомнения уже не было, что этим человеком был он.

XXVII. Приготовления

Карташев приказал заложить коляску и проводил доктора и Чумакову до дома. Чумакова с неподдельной тревогой глядела на него и повторяла:
— Но вы позовете кого-нибудь, примете меры?

XXVIII. В ловушке

Жуткая тишина царила в больших комнатах у Карташева и, когда часы в библиотеке, в гостиной, в столовой на все тоны пробили двенадцать раз и в комнатах замолк последний удар — тишина стала так тяжела, что Петр не выдержал и сказал:
— А может ничего и не будет…

XXIX. В ту же ночь

Если бы двумя часами раньше — и все было бы по-иному.

XXX. Люди-звери

Карташев едва вернулся домой, как прилег на диван и заснул крепким сном, не чувствуя даже горячих солнечных лучей, которые заливали его кабинет, и Яков перевязал разбитую голову, а Петр внизу, на кухне, рассказывал всем собравшимся о происшествиях ночи. Слушали кухарка с прачкой, Ферапонт с младшими дворниками, Ефрем с двумя конюхами, горничные и кухарки со всей лестницы и в кухне было так тесно, как в кинематографе в праздничный день.

XXXI. Наследник

Карташев не узнавал себя. Зрелый мужчина, он замирал от страха, когда вечером ехал к Чумаковой. Он приготовлял длинную речь и тотчас отказывался от нее. Он представлял себе, как вдруг сразу всё выяснится и тотчас горько усмехался, сравнивая свои с ее годами. Он несколько раз хотел приказать Ефрему ехать назад, но откидывался в глубину коляски и думал, что он должен решить этот вопрос, который стал вопросом его жизни.

XXXII. Тяжелые дни

Лицо Карташева осунулось и глаза потухли.

XXXIII. Последняя

И снова Карташев в Петрограде, и снова тоска. Вечером он был в клубе, и все знакомые поздравляли его словно героя. Он невольно смеялся.