Кто убийца?

700

Следы загадочного преступления ведут в закрытую семью петербургских миллионеров. Но лучшему сыщику Северной столицы в расследовании приходится положиться на помощь случайного помощника, внезапно появившегося родственника, русского-американца словно сошедшего со страниц романов Брета Гарта или Майн Рида. А читателям остается следить за расследованием и гадать в поисках убийцы, посмеиваясь над колоритными и эксцентричными персонажами из семьи миллионера.

Кто убийца - веселый и увлекательный роман Николая Гейнце. Первое книжное издание.

Кто убийца?: Содержание

Часть первая

I. Убийство

В Песках, на одной из здешних Рождественских улиц, стоит небольшой, окрашенный в шоколадного цвета масляную краску дом.

II. Протокол

Из актов осмотра и дознания выяснилось следующее.

III. Осмотр

Осмотр помещения, где произошло убийство, и самого трупа дал следующие результаты:
Кабинет, где произошло убийство, помещается слева от сеней. В него ведет большая, очень массивная дверь красного дерева.

IV. Важное открытие

Когда в контору Губаревых дали знать по телефону о несчастии, для переговоров к телефону был вызван сам Андрей Павлович Губарев. Как мы видели, он немедленно приехал, взволнованный, испуганный, едва решающийся верить происшедшему.

V. Анна Михайловна

Вернувшаяся из Кронштадта и так внезапно остановленная полицейским офицером, Анна Михайловна была введена в кабинет Ладнева, где увидела целую толпу неизвестных ей лиц. Она была и растеряна, и испугана, но по-видимому совершенно не понимала происходящего. Затем у нее вырвалось восклицание:
— Господи, да уж не кража ли здесь?..

VI. Дама

Судебному следователю подали карточку. Он прочитал:
«Михаил Николаевич Жабрин». Внизу была приписка карандашом: «Желает дать показание».

VII. «Пузырь»

Личность убитого, его материальное и общественное положение, самая загадочность преступления, наконец — все это делало убийство Ладнева выходящим из ряда вон, и несомненно должно было произвести сенсацию. Это ясно сознавали все лица, собравшиеся в настоящую минуту в кабинете убитого. Перечитывали показания свидетелей, вдумывались в каждое слово, в мельчайшую подробность.

VIII. У Губаревых

Вряд ли бы нашелся в Петербурге человек, не знающий фамилии Губаревых.

IX. Дед

Андрей Павлович возвращался домой после опроса его на квартире Ладнева в самом угнетенном состоянии духа. Он действительно искренно был привязан к Ладневу, и смерть того, настолько же ужасная, как и неожиданная, поразила его жестоко.

X. Жюли

Тарас Макарович занимал в бельэтаже лишь очень небольшое сравнительно помещение, всего в четыре комнаты. К нему, прямо с площадки, вела особая дверь.

XI. Дик Моней

— Все это говорят… За итальянца или испанца все больше принимают. А между тем русак чистейшей крови и даже хохол с одного бока…

XII. «Американец»

Выдрессированная прислуга и чинный управляющий «Европейской гостиницы» были в некотором недоумении относительно нового постояльца, явившегося к ним вчера. Постоялец действительно был странный. С одной стороны, он шокировал и управляющего и прислугу, с другой — поражал их и внушал уважение.

XIII. Первый день в Петербурге

На утро следующего дня, если только можно назвать утром второй час дня, «американец» пробудился, о чем дал знать самым громким продолжительным звонком, какой когда-либо раздавался в Европейской гостинице.

XIV. Жорж Чернявский

Вошедший вслед за лакеем посетитель оказался высоким и худым господином, лет по-видимому около тридцати пяти, но уже почти совершенно лысым.

XV. Опять «Пузырь»

Девятый час вечера.
«Американец» только что успел пообедать и вернулся к себе в номер.

XVI. Таня

Под просвещенным руководством Жоржа Чернявского второй петербургский вечер «американца» прошел еще оживленнее первого.

XVII. Герой дня

В знакомом уже нам номере «Европейской гостиницы» только что закончен завтрак. Жорж Чернявский приютился на мягкой тахте и шлифует свои выхоленные ногти какой-то замысловатой щеточкой. «Американец» неизменен — раскачивается в качалке у пылающего камина с вечной сигарой в зубах. Глаза у него полузакрыты, на губах скользит улыбка. Очевидно, что самые приятные мысли копошатся в этой кудрявой голове.

XVIII. Чичероне

Жорж Чернявский, вернувшийся к обеду после своей погони за дачей, застал своего патрона, как ему по крайней мере показалось, в каком-то озабоченном состоянии. Впрочем, отчет Чернявского об удаче переговоров вернул ему отчасти хорошее расположение духа.

XIX. Родственник

Свежий, бодрый, беспечно улыбающийся выскочил «американец» из коляски перед домом Губаревых.

XX. Молодой и старый

Николай был редкий гость на половине деда. Но в тоже время из всей семьи он, пожалуй, наименее боялся старика. Отупелый от вина, но всему равнодушный, нечувствительный к ехидным выходкам деда, он и теперь совершенно спокойно вел к нему непрошенного гостя.

XXI. Кузен и кузина

«Американец» обернулся.
В дверях, почти на самом пороге остановилась девушка. Высокая, стройная, с роскошной короной пепельных волос и с черными, бархатными глазами, она чуть-чуть зажмуриться «американца» не заставила.

XXII. После визита

«Американец» только что раскланялся и покинул гостиную Юлии Александровны после своего первого визита.

XXIII. Решение

Обедали у Губаревых в половине седьмого, но не было еще и шести, когда изящная пролетка графа Мержвецкого остановилась у Губаревского дома, и граф прямо прошел на половину хозяйки. Он был здесь на особом положении.

XXIV. Встреча

Обед прошел очень весело. Никогда еще граф не был так весел и мил. Он сыпал остротами без конца и смешил всех до упада.

XXV. Пикник

— Нет, это сумасшествие! — озиралась Юлия Александровна в кабинете на Крестовском. — А вы, граф, сумасшедший, что затащили нас сюда, и я хороша, что поехала!.. Да еще с Китти.

XXVI. У «американца»

В первую минуту Китти слегка даже смутилась в кабинете «американца».

XXVII. Через месяц

Прошел почти месяц.
«Американец», за которым теперь, впрочем, прочно установилось имя Владимира Николаевича Безродного, жил уже давно в собственном доме.

XXVIII. Новый знакомый

— Что за франт этот граф?

XXIX. У старика

Приехав к Губаревым, Безродный не прямо прошел к старику, а сначала зашел к Николаю, чтобы дать тому время сходить к деду и достать денег.

XXX. С кузиной

От деда «американец» пошел на половину Юлия Александровны и Китти.

ХХXI. На охоте

Если кому граф доставил действительное наслаждение своим приглашением, так это Безродному.

XXXII. По следам

Долго спать «американцу» не удалось. Не было еще и девяти часов, как кто-то слегка дотронулся до его плеча.

XXXIII. С глазу на глаз

На прием в графском доме Пузырь пожаловаться не мог. Те три часа, которые ему пришлось прождать до возвращения графа, он провел самым приятным образом. Графская дворня приняла его так, как подобало принять камердинера из «миллионного дома». Накормленный и напоенный, Пузырь нашел еще время часок заснуть и, позванный наконец к графу, предстал перед ним свежий, без признаков дорожного утомления.

XXXIV. Трудный день

На вокзале Варшавской дороги, в зале первого класса, присела за столиком компания из трех лиц, только что прибывших с поездом. Это были «американец», его неизменный спутник Жорж Чернявский и Пузырь. Все трое глядели сумрачно. Даже вечно улыбающийся Пузырь утратил свою обычную улыбку и со своим одутловатым, гладко бритым лицом походил на прогоревшего провинциального антрепренера. Бутылка краевого вина, поданная им на стол, оставалась почти нетронутой.

XXXV. Объяснение

Юлия Александровна приняла «американца» в своем кабинете.

ХХХVI. У Китти

Не без легкого удивления чуть ли не в пятый раз перечитывал «американец» маленькую записку.

ХXXVII. Смерч

У «американца» сжалось сердце, когда он увидел Китти.

XXXVIII. На новых рельсах

«Американец» бурей влетел к себе домой.

XXXIX. Завтрак

Завтрак тянулся уже около двух часов.

XL. Ликвидация

В огромном доме Губаревых обычная тишина и обычное запустение. Смотреть с улицы, через роскошную чугунную решетку и передний фасад сада, так весь огромный дом кажется вымершим.

Эпилог

I.

Прошло полтора года.

II. Джорджи

Но на ком эти полтора года сильнее всех отразились и в ком они произвели самую резкую перемену, так это бесспорно на Чернявском.

III. Баронесса

Друг архимиллионера, связанный с ним чисто братской приязнью, близко поставленный к огромному делу и получающий многотысячный оклад, Чернявский уже не был прежним «бедным Жоржем Чернявским» и являлся серьезной приманкой для сонма петербургских маменек.

IV. «Гвоздь» спектакля

Человек предполагает, Бог располагает.

V. Якорь спасения

В такую ужасную для себя минуту Джорджи получил записку от баронессы. Она была кратка, но внушительна:
«Приезжайте немедленно. Жду».

VI. Свадьба

Время летело с головокружительной быстротой. Так, по крайней мере, казалось Чернявскому.

VII. Новобрачные

— All right! — подошел «американец» к Джорджи, — вот ты и женат…

VIII. Недоразумение

Был четвертый час утра.

IX. Укрощенный

«Американец» сидел у себя в кабинете, когда к нему вошел Чернявский.

Заключение

Прошло еще полтора года.